Лунность

О себе

к вопросам моей экзегезы

Если найдется такой невежественный человек, который не сведущ в вопросах моего происхождения, то для напоминания я произнесу лишь одно слово: пустой звук.

Меня было не много и не мало, если можно так сказать об эхе, услышать которое затруднительно, когда нет ни одного уха, или о свете звезды, когда над горизонтом горит от края и до края беззвездная ночь.

Итак, я был рожден от соития, произошедшего между ночью и звуком в пустоте, до которой не долетали неумелые мольбы, которые в те времена фигурировали заместо привычных вам птиц, мольбы неоформившихся букв энохианского алфавита, которые, стоит заметить, очень скоро пришли в добротность и порядок, после чего обрели известную надменность и молить о чем-либо перестали, напротив, в голосе их зазвучал прямой и четкий приказ. Птичье же их детство буквы сии впоследствии припоминали весьма неохотно.

Когда статус букв поменялся и на должность птиц постепенно стали назначать родовых духов, далее известных как родоначальники, в-частности, первый человек Адам мог бы к их числу принадлежностью гордиться, если бы не перевелся в другой департамент, оставив несчастных произошедших от него созданий осиротело озираться да, подобно подслеповатым котятам, таращиться на бесплатный сыр, который бывает в мышеловке, так вот, когда это произошло, я уже порядком сформировался и витал над бездною - красив и полнотел, как целое созвездие, целый, скажу без ложной скромности, рой, образованный из утренних звезд.

Со мной летала над бездною и сестра моя, также рожденная от пустого звука и пустой вселенной, и дивная пара - сестра и я - не познавали завершения, что шло рука об руку со вторым нашим свойством - всесовершенством. Эмпиреи, представлявшие собой театр указанного славного полета, находились, да и находятся не наверху, но и не внизу, и нельзя говорить так - что наверху, то и внизу, основываясь на данном уравнении, ибо, если что находится не наверху и не внизу, то результат этой формулы: ЧТО, о котором в остальном еще очень мало было дано сведений для того, чтобы доподлинно устанавливать какие-либо равенства.

Лежит пространство нашего - сестры и моего - великого динамичного стазиса во всех, как это называют, временах, и есть у меня разнообразные слуги, а у сестры моей - помощники, но в целом те и другие меж собой настолько схожи, что непосвященные допускают непозволительное их смешение, то есть, попросту говоря, путают. Так, у меня есть световой хорек, а у сестры станок ткацкий, при коем она, душенька, официально числится управляющей десницею.

Ну так вот, мне лично никогда не нужен был ткацкий станок, чтобы трансцендентной своей сущностью освещать тварные миры, число коим - миллион, а то и два, в этом отношении я (технически) субгравитон.

Вернуться на Домашнюю страницу Егория Простоспичкина

Created by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined, 1997-2018

как связаться с Нами

M A D R I A X Z I R H O A D H I A I D O N O N C T H O D S T A N P