Лунность

Прогресс и консерватизм

дополнительные заметки, найденные в центре Луны

Проблема заложенной в фундаментальные начала бытия необходимости потребления, идущего рука об руку с постоянным удовлетворением информационного голода, также известного как жажда новых впечатлений, ныне имеет, как кажется, одно известное решение, заключающееся в неизбежном прогрессе. Цивилизационная суггестия, впечатываемая в современного человека, вынуждает отождествлять отсутствие прогресса с депремирующей стагнацией, что, конечно-же, далеко не только от абсолютной истины, но и от того, что называют научным фактом. Правдоподобие такого отождествления основывается на искажении условий опыта и игнорировании всего, что не складывается в нужную картину.

Вера в прогресс и практика преимущественного потребления новинок неотъемлемы от нищеты, подчеркиваемой и формами так называемого консерватизма, существующего, главным образом, как протестное явление. Отрицание плодов прогресса открывает ретроспективу, небогатая мозаика коей составлена из нарочито убогих компонентов, не могущих не вызывать отторжения у человека с хорошим вкусом и широким мировоззренческим кругозором.

Но прогресс не является ни единственной, ни универсальной парадигмой экзистенции. Вера в прогресс и консерватизм, являющийся рессентиментом по отношению к той, базируются лишь на одном из вариантов возможного линейного развития, помимо которого бытуют и куда более эффективные, если не сказать комфортные варианты нелинейного, формирующиеся как модели одновременного или вневременного сосуществования поливариантностей. В актуальной реальности всё, как представляется, настроено резко негативно по отношению как к свободе претворения независимой воли, так и к допущению претворения чужих праедестинаций. Для обоснования подавления любых вариантов и культурных моделей разработана наделяемая вселенской значимостью, но тем не менее примитивная, научная, но тем не менее абсурдная теория эволюции или естественного отбора, которой можно оправдать любые преступления против личности и всяческий геноцид.

Воспитанный в этой системе человек мало чем отличается от выросшей в неволе обезьяны, он крайне неуживчив, даже враждебен к здоровым сородичам и с трудом находит себе место в обществе высшего цивилизационного типа, каким является ретро-общество лунного образца. Совершенное мироустройство принимается духовно оскопленным землянином в штыки, в гармонии он усматривает нечто безобразное, в фундаментальных принципах видит оскорбление своих чувств верующего, в деталях быта нарушение традиционных прав человека. Вероятно, его когнитивных способностей не достаточно, чтобы понять, что все традиционное, на котором он настаивает, не старше его самого.

Но в то время, как на Земле подобного ему больного духовного урода принесли бы в жертву жерновам естественного отбора, на Луне этот лишенец имеет возможность обрести мир, поселившись в колонии таких-же неолоботомитов. Откажется ли коммуна от идеологии линейного прогресса, "воспитает ли детей в ином духе, привьет ли им идеи лунного либерализма"? Скорее всего, нет, но это и не нужно, потому что система ждет не нивелирования, а максимального усугубления различий, без которых не будет ни гармоничного сосуществования несовместимого, ни реализации личного права на самоидентификацию.

Я заключил риторическую фразу о детях в кавычки, имея на то серьезные основания, ведь теперь мне совершенно очевидно, что среди живых двуногих, обитающих на лунной ли поверхности или ближе к Ядру, нет - и нет уже очень давно - ни одного, которое воспитывалось бы "в семье", какой ее понимают калеки, прошедшие естественный отбор. На самом деле отлучение от семьи, а если возможно и отчуждение от полного техпроцесса биологического воспроизводства на самой ранней стадии является одним из столпов отказоустойчивого общества. Надо заметить, что очевидным этот факт сделался далеко не сразу. Когда моя лунная подруга впервые поделилась воспоминаниями о годах детства и раннего девичества, я счел ее опыт достаточно необычным, чтобы на его основании делать общие выводы. Потеряла родителей в авиакатастрофе, росла в детском доме. Бывает, думал я.

Мне потребовалось спуститься к Ядру, чтобы узнать, как я ошибался насчет детства Мелитты. Видите-ли, во мне все время жила вера в прогресс и какой-то отбор, поэтому я дополнил пробелы недосказанности тем, чем мог, и увидел в участи девушки отбор - она была, согласно моей теории, отобрана от семьи самой судьбой. Но все было совершенно не так, потому что каждый новорожденный на Луне отбирается от биологических родителей без вмешательства как со стороны человеческих институтов и ведомств, так и воображаемой судьбы. Эта процедура является общим и, так сказать, универсальным опорным столпом опыта всех селенитов. Об этом не имеет смысла рассуждать, никому не придет в голову оспаривать эффективность метода, работающего без изменений миллионы лет, все живут с этим вечным общественным договором и понимают, что отказоустойчивое общество всеобщего благоденствия именно так работает.

В детских садах под присмотром воспитателей небиологического происхождения юные лунчане получают не только незаменимую ласку, которую может дать Ядро, но и навыки самостоятельности, в частности, самостоятельной самооценки. Только в питомнике человек обретает истинную свободу и склонность к поиску своего варианта экзистенции. Он вырабатывает автоматизм в том, что касается поведенческих методов, охватывающих почти все возможные ситуации, тем самым освобождая сознание для решения куда более важных задач, задач, достойных истинного человека, потребляющего весь космос, созданный Ядром. Ни один органический родитель в принципе не может себе позволить отдать воспитаннику все свое время, включая время сна, а ведь все время - это как раз столько, сколько нужно ребенку для подготовки к выходу во взрослую жизнь.

Трансгуманизм, тотальный контроль над человеческими существами, осуществляемый со стороны неорганических инстанций и лиц небиологического происхождения, устранение национальных государств и границ, полная роботизация, отлучение человека от производства товаров и услуг, терраморфинг, исключительная свобода генной инженерии, замена биологических элементов флоры и фауны голографическими, все это на сегодня воспринимается оболваненными землянами как элементы своего рода антиутопии. Но тот, кто по собственной воле или под диктовку контринициатического общественного договора отказывается от малого (того же отлучения от производства, иными словами, стопроцентной свободы от рабского труда), не хочет даже думать об этом, отбивается и прячет голову в песок, никогда не поднимется достаточно высоко, чтобы оценить перспективы и сделать маленький шаг для человека, но огромный прыжок для всего человечества, титанический скачок в иную парадигму бытия.

 

6 Июня 2015

Вернуться к повести Луна

Вернуться на Домашнюю страницу Егория Простоспичкина